ЗОКИ Вторник, 23.10.2018, 06:07
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная страница | Каталог статей | Регистрация | Вход
» Меню сайта

» Интересно:

» Сейчас смотрят

Начало » Статьи » Наше творчество » рассказы

Мой путь
Путь, в котором есть значение.

ПРЕДИСЛОВИЕ.

Краткое описание наиболее важных и значимых событий своей жизни, которые сыграли положительную или не совсем роль, является для меня ключом к познанию самого себя. Кроме всего прочего это прекрасное напоминание, благодаря которому в будущем можно сократить на существенный процент свои ошибки, неудачи в жизни, а также избежать той дороги, которая приведет тебя отнюдь не к победе.
Выше приведенное мною утверждение, говорит лишь об одной причине побудившей меня написать свой автобиографический очерк. Второй причиной, которая также меня подтолкнула на этот шаг, явилось желание поделиться информацией с другими людьми.
Мне очень хочется, чтобы эти строчки прочитали, как можно больше людей, которые не имеют проблем со своим здоровьем, которые может быть с высока, смотрят на людей с ограниченными возможностями.
Навязывать читателям свою точку зрения по поводу того, что бы у нас все сразу начали с уважением относиться к людям с ограниченными возможностями, я не стремлюсь, считаю такой шаг, прежде всего авантюристичным и абсурдным. Я хочу одного: чтобы общество задумалось о том, что инвалиды, прежде всего люди, у них такие же мысли, желания, огорчения и радости, как и у каждого человека.
Я знаю множество людей с инвалидностью, которые, не смотря ни на что, идут, вперед достигая поставленных целей и доказывая окружающим, что, преодолев себя, они заслуживают хотя бы одного: уважения.
Хочу обратить внимание тех людей с инвалидностью, которые в силу обстоятельств: отсутствия веры в себя, маленького жизненного опыта, а также множества иных причин впали в депрессию. Прошу вас, проснитесь, поверьте в свои силы, вы сможете многого добиться в жизни, надо только захотеть этого очень сильно.
Напоследок, мне хочется добавить одно, каждый из нас должен сам строить свою жизнь, судьбу, достигать поставленных целей, наши родные и знакомые могут только морально поддержать, но не помочь в достижении чего-либо.

P. S.

За ранее приношу всем, кто прочитает это произведение, свои извинения по поводу того, что я подписываюсь не своим именем, а взял себе псевдоним.

АЛЕКСАНДР ФИЛИН.
Глава 1

Родился я в 1979 году, в семье военнослужащего советской армии. Мои родители родом из села.
У моей мамы роды были тяжелые, вдобавок ко всему по вине медицинского персонала роддома, во время моего рождения я получил родовую травму. Спустя месяц мама узнала (к слову сказать, не от докторов), что мне необходимо было сделать переливание крови в первые дни после моего рождения. В итоге время было упущено и в моем организме продолжились последствия родовой травмы, которые со временем воплотились в приговор врачей: «детский церебральный паралич».
Теперь я не узнаю уже никогда, был бы я здоров абсолютно, если б мне оказали вовремя квалифицированную медицинскую помощь. Долго размышляя над этим вопросом, я прихожу к выводу – наверное, нет, однако последствия родовой травмы были бы выражены не так уж кардинально, скорее всего.
Первые 4-5 лет своей жизни я помню несколько смутно. В памяти остались обрывки воспоминаний связанных с поездками к знахарям и целителям: бабкам, дедушкам, врачам. Эти поездки не ограничивались городом или областью, я с родителями был в других областях, а один раз мы побывали даже в Молдавии.
По большому счету, все эти путешествия были пустой тратой времени, средств, моральных и физических сил, так, как никаких практических советов моим родителям, как поправить мое здоровье, никто дать так и не смог.
Несколько раз я с мамой ездил в санатории города Евпатория, в то время я еще не ходил сам, меня возили на детской коляске и носили на руках. Через 6 месяцев после очередного оздоровления в Крыму, я начал ходить, может, это было совпадением или закономерностью, мне не известно. На тот момент мне было шесть с половиной лет.
С 7-ми лет я начал обучение в средней школе. Меня не захотели отдавать на обучение в школу-интернат для детей-инвалидов, за это я был очень благодарен своим отцу и матери, хотя в этом были и свои минусы, однако этот аспект я опишу позднее.
Учился я довольно не плохо, в гуманитарных предметах почти всегда у меня были пятерки, ведь эти предметы были мне больше по душе, чем остальные. С прописью в письме дело было сложнее, потому, что мне крайне трудно физически выводить буквы и предложения, писать я могу только печатными буквами не красиво и медленно. Учителя приходили ко мне на дом, домашние задания я отвечал им устно.
О своих преподавателях у меня остались очень приятные воспоминания, ни упрека или оскорбления от них никогда не слышал. Отдельно хочется вспомнить об учительнице начальных классов: Ирине Алексеевне – человека доброй души и ответственного преподавателя, спасибо ей большое и низкий от меня поклон.
С 1-го по 6-ой класс ко мне в гости часто приходили мои одноклассники, преимущественно после уроков, мы общались, играли в игры, делились новостями – в общем, прекрасно проводили время. Основную роль в этом сыграли мои преподаватели, которые напоминали довольно часто моим одноклассникам о том, что нужно зайти до Саши и т.д. и т.п.
В 7 лет у меня появился первый друг, его звали Артем. Очень хорошо помню, как в первый раз он пришел ко мне в гости и мы познакомились. Он тогда принес с собой сладости и фрукты. Мы его прозвали « Филлипок », за его маленький рост, за то, что зимою он носил шапку «ушанку», как и герой рассказа одного классика. Через два года он с мамой переехал в Миргород на постоянное место жительства. Еще года два мы с ним переписывались, однако потом связь с ним оборвалась.
Когда мне было 8 или 9 лет, мои друзья одноклассники рассказывали о том, как они ходят на тренировки на бокс, борьбу, гимнастику, в один из спортзалов в подвальном помещении. Оно находилось в том же районе, где я жил, но довольно далеко от моего дома. Я загорелся тоже посещать этот спортивный зал и остановил свой выбор на классической борьбе. Главным тренером в этом виде спорта был односельчанин моего отца, человек довольно известный в своих кругах. Поэтому мне казалось, что он поможет мне выработать свою программу занятий, может быть даже лучше чем кто-то иной, ведь мало того, они с моим отцом были тезками, как впрочем, и я с ними, у меня и моего отца одинаковые имена.
Учитывая все эти факторы, я начал просить своего отца, чтобы он 2-3 раза в неделю по возможности возил меня на тренировки, это было вполне возможно, если брать во внимание график его работы: сутки надвое. Точно не могу припомнить, но, кажется, раза два я смог там побывать и честно говоря, мне очень понравилось быть там. Один из тренеров нам тогда сказал: «К нам когда-то ходил на тренировки такой же мальчик, как и ваш сын, вы знаете результаты его занятий, конечно, есть и довольно не плохие».
Скорее всего, к сожалению, но больше я туда не ездил. Спустя столько лет мне трудно дать однозначный ответ, почему все это так быстро закончилось. Может быть, мои родители не смогли тогда поверить в меня, сочтя все это пустой тратой времени и сил. Возможно, они просто боялись за мое здоровье, ведь во время тренировок, а тем более в таком виде спорта, как борьба, люди часто получают травмы: ушибы, растяжения мышц и т. д. Или на самом деле может быть, мне не хватило целеустремленности, чтобы настоять на своем? не знаю.
Думаю, что посещай я эти тренировки, я стал бы намного раньше самостоятельней и целеустремленнее, возможно, что спустя год или два я смог бы уже сам ездить по городу, не был бы так зависим от помощи родных и близких мне людей. В любом случае у меня нет претензий и упрека к родным, они достаточно много сделали для меня добра, хотя должен признать объективно, что чрезмерная заботливость близких несет в себе часто не те плоды, которые могли бы в будущем им помочь.
Начиная с 7-го класса, одноклассники больше ко мне не приходили. В чем причина? я стал для них не интересен вот и все. В то время я был очень замкнутым ребенком, который все время стеснялся своей неуклюжей походки и движения рук, особенно в присутствии чужих не знакомых людей. Панически боялся насмешек своих сверстников во дворе, их улыбок, а также пронизывающий и «сочувствующий» взгляд старушек возле подъезда.
Обиды или упрека, к своим одноклассникам, никогда не было, ведь я прекрасно все понимал и наверняка на их месте поступил бы точно также.

Глава 2
В 7 лет я в первый раз влюбился. Она жила в нашем подъезде, звали ее Галя. Она была почти моей сверстницей, ее сестра с моей сестричкой были подружками. Частенько бывало, я стоял у окна и выглядывал ее, когда она возвращалась из садика.
Мне хочется описать один эпизод, который врезался в мою память на долгие годы.
Был зимний вечер. Во дворе ярко светили фонари, а вокруг было много снега. Я с отцом вышел на прогулку, мне очень хотелось покататься с горок на санках. На них во всю резвилась детвора, вскрикивая от удовольствия.
Там я увидел Галю. Мне очень захотелось с ней одновременно проехать на санках с горки, однако она не захотела этого и при этом так на меня посмотрела, что я сразу понял, она испытывает ко мне отвращение.
Уже в тот свой юный возраст я начал окончательно понимать, что для создания семьи мне нужно искать девушку, такую же, как и я сам. Да, я прекрасно понимал, что в мире бывают исключения, но, честно говоря, на тот момент мне казалось будто бы они не для меня.
Сегодня с улыбкой вспоминаю, как я влюблялся в своих одноклассниц, ведь это была чистая детская влюбленность, которая ничего не просила и не на что не надеялась, но от которой я был действительно счастлив.
В Первом классе один раз, а как потом оказалось и в последний, я побывал в школе за партой. Одноклассники меня спрашивали часто, когда ты прейдешь к нам в школу? однако в то время я испытывал очень сильное чувство страха и никак не мог решиться на такой шаг, как самостоятельно посещать школу. Сейчас эта ситуация вызывает у меня улыбку, но возвращаясь мысленно в детские годы, прекрасно понимаю все обстоятельства своего поступка.
Мои самые светлые воспоминания детских лет, связаны с поездками в село до своей бабушки по маминой линии, летом, когда было тепло, мы с сестричкой частенько приезжали в гости к ней.
Можно представить себе мальчишку, который сидел в четырех стенах в квартире днями, неделями не выходя из нее, а тут приехал в село, где свежий воздух и никто из посторонних не смотрит на тебя с сожалением. Где можно бегать по траве и срывать в саду черешни, играть со своей двоюродной сестричкой и общаться со своими двоюродными братьями, которые от бабушки жили не далеко.
Еще одно из самых светлых воспоминаний моего детства, связано с осенью. Вся наша семья частенько выезжала в лесопосадку за грибами. Это были Октябрь или Ноябрь месяц, когда стояли солнечные дни, а на ковре из мокрых, опавших листьев лежал иней. Там, где листья еще были на деревьях, был очень красив их наряд в красных, желтых, оранжевых оттенках.
Опята и Вешинки, их не забываемый запах на всю жизнь запомнился мне. Пред-морозная свежесть осени, дух прелой листвы и гниющих поваленных деревьев, под которыми находились Опята, буквально под ногами. Над головой, на стволах живых деревьев росли Вешенки. Для кого-то может быть, это ничего не значит, но только не для меня, всё это врезалось в мою память на всю жизнь.
Когда мне исполнилось то ли 8, то ли 9 лет, я с родителями поехал в Киев на лечение в один из медицинских центров. За два года, я с мамой был там три или четыре раза. Этот центр запомнился тем, что в нем моей маме приходилось испытывать неудобства, а например: один раз помню, не было, места свободного в палатах, пришлось отдыхать в коридоре на кушетке.
Лечение в нем было довольно примитивным, на мой взгляд, применялось лечение приборами УВЧ или электрофореза и посещение спортзала с занятием гимнастикой. Как объясняли сами «светила» медицины, первое применялось для расслабления мышц, а второе для их укрепления и толчка к работе тех мышц, которые частично были отрофированны
Чуть ли не единственным приятным воспоминанием, связанным с поездкой в Киев, была экскурсия в Киево-печерскую лавру, впервые мной увиденная станция метро, большое количество храмов и церквей. Не забываемое впечатление осталось от росписей внутри храмов, мощей святых, прекрасных икон.
До того времени, когда мне исполнилось 10 лет, мы почти каждый год всей семьей ездили на море летом отдыхать, преимущественно «дикарем». Ситуация резко изменилась после того, как моя мама на работе получила от организации дачный участок, который находился буквально в двух минутах ходьбы от родного села, где родился и вырос мой отец.
Не много было обидно оттого, что многие наши сверстники летом ездили на море с родителями, а мы не могли, потому что родители очень много времени уделяли даче: строили домик, работали на огороде и т.д. Однако сегодня мне многое понятно, ведь родители старались, прежде всего, для того, что бы вся наша семья ни в чем не нуждалась, а не ради достижения каких-то амбиций.
С улыбкою вспоминаю один случай, который произошел со мной на море. Как-то летом, когда мы были всей семьей на Азовском море, не далеко от нас остановилась одна семья из Волгограда, у них тоже была дочка приблизительно моего возраста, и мы как дети игрались с ней. Я кстати тогда еще сам не ходил, мне было тогда года 4. И вот однажды во время игры она мне и говорит «я тебя поборю». Во мне сразу взыграла гордость, как это так, чтобы девчонка смогла меня побороть, я сразу же начал открыто протестовать и кричать, нет, такого быть не может, а она говорит, давай попробуем, ну я говорю, давай. В итоге она меня сразу положила на лопатки и поцеловала. Вот такие дела случаются порой в жизни.
Начиная с самого детства, я всегда, сколько себя помню, был не равнодушен к оружию. Сначала у меня были игрушечные пистолеты и автоматы, затем лук и рогатка, потом появилась винтовка пневматическая калибра 4, 5 мм. Затем пистолет пневматический один, потом второй и даже два ружья охотничьих, кроме того, еще был у меня и самопал. Не знаю точно, откуда такая страсть взялась, учитывая мое физическое состояние, так мне вообще нельзя его брать в руки и не стоило об этом даже мечтать, но не тут то было. В детстве, в юности часто зачитывался такими романами, где описывались приключения охотников, от этих произведений я был в восторге.
Неизгладимое впечатление на меня произвела книга В. Арсеньева «Дерсу Узала», в ней описывалось увлекательное путешествие экспедиции по изучению природы дальневосточной уссурийской тайги.
В 1990 году попалась мне на глаза очень интересная статья, в газете кажется «Комсомольской Правде» про одного молодого человека, который бросил блага цивилизации и ушел жить в лес. Эта статья произвела на меня очень сильное впечатление, мне тоже очень захотелось пойти на такой шаг, когда встану взрослым.

Глава 3
Часто смотря в окно, я видел, как с соседнего подъезда выносят на прогулку маленькую собачку, уже потом я узнал, что это самая маленькая порода собак, так называемая «карманная» порода. Мне тоже захотелось иметь такую собаку. Долго я просил родителей купить мне щенка такой породы, они по началу не соглашались, но в итоге они исполнили мою просьбу. Это был 1991 год, в феврале месяце, родители вместе с моей сестричкой поехали в город, пообещав мне купить его.
Прошло время и вот открывается входная дверь, заходят мои родители и улыбаются, я начинаю искать глазами собаку и не находя ее в руках, сильно расстраиваюсь. В ответ отец достает из-под курточки маленький живой комочек, который в течение трех лет будет нашим членом семьи. Это была девочка, и мы ее назвали «Кнопка». У нас были: рыбки, попугайчики, хомяки, свинки морские, собаки, но никто из них так не запал в наше сердце, как Кнопка. Когда ее не стало в результате болезни, для всех нас это был шок.
Будучи в подростковом возрасте, а именно в 1993 году, мне дали путевку на оздоровление в город Евпатория. По этому поводу я сильно переживал, потому, что, не смотря на уже не детский возраст, я, как и морально, так и физически не был подготовлен к самостоятельности и интеграции в обществе не знакомых людей.
Благодаря этому, состоялось мое знакомство с одним пареньком, которому тоже дали путевку на оздоровление и отдых, спустя годы после этого мы стали с ним друзьями.
Через две недели за мной приехали родители и забрали меня домой так, как больше оставаться я там не мог. Среди наших сверстников, которые отдыхали там, только я и мой друг Вася были инвалидами, а поэтому психологически было очень не легко.
Начиная с 1993 и заканчивая 1998 годом, я бы охарактеризовал этот период своей жизни, как такой бы своеобразный (застой), не могу сказать, что это была сплошная черная полоса моей судьбы, конечно же, нет, однако именно в этот период жизни, на мой взгляд, я очень остро ощущал свое одиночество.
Да, я был окружен заботой своих родителей и их любовью, но я был лишен общества друзей, подруг, знакомых, с которыми можно было, встретится и поговорить, даже просто пообщаться по телефону и то было не возможно.
Однажды, это было осенью, мне тогда было лет 10-12, я с сестричкой выходил на улицу гулять возле подъезда. Собиралась компания наших сверстников, мы разговаривали, шутили, рассказывали разные истории, было очень приятно. Для кого-то это было чем-то обыденным, а для меня все это было событием, учитывая то, что неделями я сидел в четырех стенах. Я благодарен своей сестричке, которая, скорее всего, стремилась тогда помочь мне быть решительней в своей интеграции в обществе. Возможно, что таким способом мои родные пытались подтолкнуть меня к шагу самостоятельности, но осознание всего этого пришло ко мне намного позднее, наверное, к сожалению, на тот момент, никаких кардинальных изменений в моей судьбе не происходило.
В этот период я боялся выйти сам на улицу, я сильно стеснялся своей походки, я в себе носил полный букет комплексов, а если добавить к этому и панический страх перед насмешками со стороны моих сверстников, то картина выглядит ужасно.
Как же я проводил время? очень много читал художественной литературы и без преувеличения могу сказать, что именно она оказала на меня решающую роль в том, что я окончательно не попал в плен к обыкновенной депрессии.

ГЛАВА 4

Запомнилось мне очень хорошо, как в подростковом возрасте мой отец брал меня на рыбалку, это было не один раз, когда мы выезжали с ним на резиновой лодке на Днепр. Никогда я не был ярым поклонником рыбной ловли, но эти поездки с отцом запомнились на всю жизнь и при этом у меня остались очень теплые и приятные воспоминания. Еще в детстве я очень просил отца, чтобы он меня взял на зимнею ловлю на лед, мне тогда казалось, что я смогу пройти километры пути и выдержать все это, но тогда отец меня так и не взял на рыбную ловлю. Только один раз мы с ним поехали на такую рыбалку, но не на водохранилище, куда обычно он ехал, а на Днепр, мне тогда было лет 17 .
Парадокс был на этой рыбной ловле, такой: целый день, просидев на льду, мы ничего так и не поймали, если не считать маленькой рыбки, которую вытащил я.
Еще был случай, когда на лодке резиновой мы с отцом поехали в район плотины, на ловлю бычка. Все это запомнилось мне из-за того, что после этой рыбалки у меня болели долго руки. Среди поклевок были и ложные, а ловля бычка идет на закидушку, но глубина в том месте была не менее 25-30 метров, и все время надо было подымать наживку руками, а не наматывать на катушку, как при ловле спиннингом
Когда мне исполнилось 16 лет, я внутренне начал испытывать настоящую депрессию. Связанно это было с тем, что моя сестричка вышла замуж и уехала жить в другой городок к мужу. Я, конечно же, не был против ее брака, прекрасно понимая, что у нее своя жизнь и семья должны, конечно, быть, но чувство одиночества в моей душе только усилилось. В тот момент, мне казалось, будто вокруг меня рушится мир, это сейчас я понимаю, что если в жизни человека нет перемен, значит, что-то происходит, но без совершенствования его, как личности. Нельзя все время жить старыми привычками, если они не дают вам новых впечатлений и обстоятельств.
С 21 января 1995 года по 19 мая включительно я начал вести свой дневник. Записи были короткими и велись мною не регулярно. Одной из причин, почему я не продолжал писать и дальше свой дневник, была, наверное, операция, которую мне сделали врачи, а вторая причина, наверное, моя лень.
В любом случае должен признаться честно, мне было интересно писать
Осенью 1995 года, я начал пробовать писать стихи. Сначала это были детские, по наивному написанные, просто зарифмованные четверостишия, так продолжалось года три, четыре, затем до меня стало доходить, что так писать больше нельзя.
В 1995-96 годах к нам в город приезжали так называемые доктора специалисты, профессора со своими ассистентами хирургической специализации из города Тулы. Очень громко расхваливая проводимые ими операции, при которых детям с церебральным параличом якобы становилось намного лучше. И вот мои родители начали меня уговаривать пойти на этот шаг, потому что я категорически на это не соглашался. Как я не старался, мое упорство было сломлено.
Только после проведения этих «операций-экспериментов» я, и почти все кто был на операционном столе, поняли одно: мы были подопытными кроликами. Суть этого издевательства сводилась к тому, что: перед самой операцией пациенты осматривались, их ощупывали и, находя те участки тела, которые имели некоторые затвердения мышц, помечали их крестиком. Затем при общем наркозе эти места прокалывали толстой иглой. Как они нам сообщали, делалось это для того, чтобы дать толчок к пробуждению тех мышц, которые сведены спастикой и мало функционируют. После таких экспериментов лично я не испытывал никакого облегчения и положительных результатов не наблюдал вообще. Три недели после этого я вел малоактивный образ жизни, любое движение вызывало во всем теле страшную боль, а все тело покрывали крестики из лейкопластыря.
Спустя годы, у меня до сих пор возникают боли в тех местах, которые были проколоты иглами докторов – живодеров, по-другому назвать таких людей у меня не поворачивается язык.
В 1995 - 96 году, точно уже не припомню, в селе, где жила моя бабушка, произошло мое знакомство с одним пареньком, у которого было тоже заболевание с диагнозом ДЦП. Звали его Вова. Сначала с ним познакомились мои родители, когда они ехали по селу, то заметили его на велосипеде с двумя дополнительными колесами для заднего колеса, для устойчивости. Спустя время мой отец тоже сделал мне такой велосипед, правда в двух вариантах, но, к сожалению, я на них так и не научился толком ездить, много раз падал с него. Главной же причиной этих не удачных попыток езды, было, прежде всего, не ровные грунтовые дороги у нас на дачах, чтобы проехать на таком велосипеде в черте города, у меня и мысли такой не появлялось. Вторая встреча с Владимиром произошла во время той операции, о которой упоминалось выше, после этого началась наша с ним дружба. Спустя пару лет эта дружба лопнула, как мыльный пузырь, но об этом позднее.
В 1996 году, моему отцу, как участнику боевых действий дали путевку в санаторий под Киевом. Мы решили, что будет лучше, если с ним поеду и я, в то время я не был еще самостоятельным, а сидеть дома почти 1,5 месяца летом, не выезжая на дачу или еще куда-нибудь было крайне жестоко для меня, и поэтому на семейном совете мы решили поступить так. Отец позвонил в санаторий и спросил, можно ли разделить путевку на две части, уменьшив тем самым срок пребывания в два раза, ему разрешили.
Санаторий находился в живописном уголке: вокруг сосновый лес, не большое озеро, ну, в общем, благодать.
В тот год лето выдалось очень засушливым, жара была ужасная, но к счастью в санатории это ощущалось не так, как у нас в городе. Мы с отцом часто ходили в лес собирать ягоды и просто дышать свежим воздухом. Он смастерил удочку и ловил мелкую рыбешку, которую отдавал работникам столовой или просто знакомым людям.

Глава 5

В декабре 1996 года, как раз ко дню инвалидов, общественная организация, в которой я состоял и состою до настоящего времени, организовала нам праздник в одном из кафе города. Конечно и до этого, и после были встречи, приуроченные ко дню инвалидов, но эта встреча мне запомнилась на всю жизнь тем, что там я познакомился с одной девушкой, звали ее Оксана, можно открыто сказать только одно: я влюбился. Как потом я не старался ее найти, узнать хотя бы телефон и адрес, у меня ничего из этого не получилось. Только спустя несколько лет я смог чисто случайно узнать ее координаты, она уже тогда вышла замуж.
В следующем году моей маме сделали операцию, все было бы ничего, если бы не одно но, во время операции ее занесли инфекцию, в результате более месяца у нее температура скакала так, что наши доктора не смогли поставить точного диагноза и только разводили руками. Затем они определили, в чем причина и начали комплексное лечение в стационаре.
Вдобавок ко всему прочему, в это время умирает моя бабушка по маминой линии, на похороны к ней мою маму врачи так и не отпустили.
В этом же 1997 году моя сестра развелась с мужем, семейная жизнь у них так и не сложилась.
В этом году, каждый день я вел свой дневник с 1-го января по 31-ое декабря. За этот период времени мной было исписано 8 ученических тетрадей, конечно, это не большой объем написанного материала, однако если учесть, что я не любил писать, и был не много ленив, то я был и сам удивлен своим поступком.

Глава 6

Следующий год мне запомнился довольно кардинальными событиями в моей жизни, но обо всем по порядку.
Переживая по поводу своего одиночества, отсутствия дружеского общения, я принимаю решение изменить эту ситуацию в корне.
Я позвонил одной замечательной женщине, которая на тот момент активно занималась общественной работой, у нее сын тоже был инвалид и поэтому, она не понаслышке знала о проблемах людей этой категории. В разговоре с ней, я объяснил свою ситуацию и попросил мне помочь найти новых друзей и знакомых, хотя бы просто для общения. Она дала мне телефон центра социальных служб для молодежи, где по ее словам один раз в неделю собираются молодые люди и подростки с ограниченными возможностями, для общения, консультации с психологом и т.д.
Большое вам спасибо дорогая Ольга Ивановна, в моей судьбе вы сыграли не последнею роль, вы мне очень помогли.
Позвонив в центр, я познакомился с психологом – Валерием, который занимался организацией и проведением этих встреч. Он меня пригласил в центр, что бы поближе познакомится и вскоре, я был уже там.
Как я уже говорил, на тот момент я один ни куда не выходил, не выезжал, только на машине с отцом или в сопровождении родителей, поэтому и на этот раз я уговорил отца отвезти меня на машине на встречу.
Была весна, Апрель месяц, во время той встречи, я познакомился со многими людьми, но только один из них стал мне впоследствии другом. К сожалению многие из тех людей впоследствии оказались совсем не теми людьми, за которых они себя тогда выдавали. Некоторые из них поступили со мной подло и доставили мне не одно разочарование, однако я им за это благодарен, потому что благодаря этому у меня начала проходить идеализация людей.
Там, на встрече, я познакомился с одной девушкой, она мне сразу приглянулась, только спустя пару месяцев, у меня начали появляться какие-то чувства к ней, звали ее Лена.
Практически только я один приезжал на встречи на машине, остальные добирались до центра общественным транспортом, благодаря этому я стал задумываться о том, почему я не могу стать самостоятельным и один передвигаться по городу.
В какой-то степени, на тот момент я был один из самых слабых физически, среди тех, кто посещал центр, но уже тогда, как это не странно я понял одно: это не должно становится для меня тупиком. Появилось жгучие желание быть свободным в передвижении и не от кого не зависеть.
Мои родные отнеслись к этому с большим недоверием, они очень боялись за меня.
Долго думая над этим вопросом, я принимаю окончательное решение, если я не сделаю определенный шаг, ни кто мне не сможет в этом помочь н и к о г д а.
Прекрасно помню день 21-ое Ноября 19.. года, когда я попросил своего друга Васю, приехать ко мне домой, что бы помочь выехать в город самостоятельно.
Единственным человеком из моих родных, кто не отговаривал меня от этого поступка, была моя мать, наверное, она поверила в меня и я ей за это очень благодарен. Отец и сестра были просто в шоке от моего поступка. Объяснить их отрицательную реакцию я могу только одним, у них не было той веры в меня, какая была у моей матери.
Кто бы, что не подумал, кто бы, что не сказал, я убежден в одном: в тот памятный день это была пусть маленькая, но все же моя, моя победа.

Глава 7

В Феврале следующего года я признался Лене в своих чувствах к ней, с моей стороны это была любовь, у меня никогда не было в этом сомнения. На тот момент, у меня не было ни какого опыта взаимоотношений с противоположным полом. Я считал, что если открыть перед любимым человеком свою душу, то в праве от него ожидать какого-нибудь ответа, не столь важно каким он будет, главное, он будет конкретным.
От нее только через 1,5 месяца я получил ответ, впрочем, он не был сказан мне словами, она этого почему-то сделать не смогла, а написала в форме стихотворения. Она мне дала понять, что мы можем быть только друзьями.
На сегодня, когда я прокручиваю в своей памяти эту ситуацию, она вызывает у меня только улыбку и ничего более, но тогда это было для меня трагедией.
Летом 19.. года, центр социальных служб для молодежи организовал инвалидам поездку, в качестве маленькой экскурсии по городу Днепропетровску. Город нам очень понравился, а сама поездка принесла всем массу приятных впечатлений.
Спустя несколько месяцев после описываемых событий, мой друг Вася предложил меня познакомить со своей одноклассницей. По стечению обстоятельств, две наши поездки к ней домой не увенчались успехом, ее не было дома. Только с третьей попытки мы застали ее дома.
Звали ее Алина, она была тихой, спокойной девушкой. Сначала она показалась мне обычным человеком, но по мере нашего дальнейшего знакомства, я начал замечать, как симпатия к ней, начинает перерастать в нечто большее. Почти полгода мы с ней встречались, я полюбил ее.
Новый 2000 год, я со своими друзьями встречали у нее дома. Все было бы отлично, если бы не одна неприятность, которая случилась с Алиной в новогоднею ночь. Она сильно ушиблась, когда ее собака, встав на лапы, толкнула ее, Алина ведь тоже была с ограниченными возможностями, сохранить устойчивость ей было крайне не легко.
Поэтому, когда вечером следующего дня, мы с друзьями уезжали домой, у каждого из нас остался неприятный осадок в душе.
За тот период времени, который мы провожали старый и встречали новый год, я, с друзьями не сомкнув глаз свыше 36 часов.
С улыбкой вспоминаю один эпизод, когда мы уезжали от Алины, нам нужно было забирать магнитофон, усилитель, колонки моего друга. Аппаратура не слишком была тяжелой, однако громоздкая сама по себе, вдобавок на улице началась маленькая метель, и стало не много скользко идти, но, слава Богу, мы все доехали без приключений домой.
На тот момент, когда я решился поговорить с ней о наших будущих отношениях, прошло уже почти 6 месяцев, как мы встречались. Моя горячность и кардинальные взгляды по некоторым вопросам, привели к разрыву наших отношений с Алиной. Мы могли бы просто поддерживать с ней дружеские взаимоотношения, но я не захотел этого. В конечном счете, мы расстались, этот разрыв мы оба переживали очень болезненно. Только спустя годы, я начал полностью понимать куплет из песни И. Талькова «…что от любви любви не ищут, ты с годами поймешь, но, а теперь ты не слышишь и тебя не вернешь». Спустя 10 лет после этих событий, в разговоре с Василием, я узнал все то, о чем и подозревал: Алина меня воспринимала только как друга, и ничего большего не было, и быть не могло.

Категория: рассказы | Добавил: solomonnik (14.04.2011)
Просмотров: 388 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0 |

Всего комментариев: 1
1  
Как хорошо ты описал чувства. Во многом я тебя очень очень хорошо понимаю, через что-то такое же пришлось пройти самой.

Из твоего рассказа можно всем вынести замечательный урок благодарности. Сила принять себя и добиваться успеха в тебе на столько большая, что ты не хочешь сидеть сложа руки и ждать пока кто-то, что-то для тебя сделает. Молодец!

Взяла для себя цитату: "Нельзя все время жить старыми привычками, если они не дают вам новых впечатлений" cool


Имя *:
Email *:
Код *:
» Форма входа

» Категории каталога
стихи [1]
Написаные нами
рассказы [7]
и похожие на них авторами которых мы являемся
другое [122]
что не входит под описание других разделов

» Поиск по каталогу

» Сейчас говорят о:

» Сейчас читают:

» Статистика


Запорожский Областной Конгресс Ивалидов © 2007 - 2011
Сделать бесплатный сайт с uCoz